«Бывает, что финал становится началом. И новый день в лучах зари встает»

«Бывает, что финал становится началом. И новый день в лучах зари встает»

Фрэнк Синатра: Ава Гарднер или Мэрилин Монро? Самая безумная любовь XX века - Бояджиева А.Д.

— Извини, не стану тебя
жалеть. Я не противник абортов, но уж очень все это просто выходит: потрахалась
— «почистилась». Словно дерьмо выкину­ла. И по новой пошла.

— О'кей! Я поняла, мы оба
дряни. — Ава перевела рычаг сцепления и крутанула руль, въезжая в поток машин.
— И не говори, что я великая актриса и у меня все будет расчудесно. Пиши свой
телефон. — Она бросила ему на колени сумочку, где в перламутровой записной
книжке с золотым карандашиком вкривь и вкось были начертаны имена и цифры.

Говард Хьюз даже не стал ничего расспрашивать и
требовать свидания. Записал телефон Клифа Оуэна и хмыкнул:

— Пристрою парня. За тобой
должок, Ава.

«Бывает,
что финал становится началом. И новый день в лучах зари встает»

А

ва сидела за столиком в
саду виллы Мэрилин Монро в Санта Монике — кинобомонд
отмечал премьеру фильма «Джентльмены предпочитают блонди­нок». Среди цветников,
смеясь и громко общаясь, толпились гости, сновали официанты, разносящие
напитки, светились в сумерках белые скатерти на столиках, расставленных на
лужайке у бассейна. Перед Авой стояли бокал виски с кусочками льда, начатая
бутылка. В руке, отягощенной золотым браслетом восточной работы, дымилась
сигарета. Она изредка взмахивала головой, отбрасывая на спину тяжелую массу
смоляных волос, и подвески за­тейливых, как Тадж-Махал, золотых сережек начинали
раскачиваться и нежно звенеть.

Мэрилин, уже подвыпившая,
громко хохотала и судорожно всхлипывала, переходя, видимо, к истерике. Джо Ди
Маджио — звезда бейсбола, с которым Мэрилин крутила роман, пытался увести ее в
дом. Ухватился за плечо, бретелька платья не выдержала и оборвалась —
испытанный прием, Мэрилин все­гда легко находила причину оказаться внезапно
раздетой. Полуобнаженная блондинка вырвалась на свободу. Гости завизжали от
восторга. Красавец Ди Маджио, отличавшийся неудержимой ревностью, начал
багроветь.

Бояджиева А.Д.: Фрэнк Синатра: Ава Гарднер или Мэрилин Монро? Самая безумная любовь XX века. Часть 1.