Выяснилось, что в отеле .

Выяснилось, что в отеле .

Аквариум как способ ухода за теннисным кортом - Гаккель В.А.

Следующий концерт «Поп-механики» был в СКК, и он
превзошел по масштабу что-либо доселе слыхан­ное и виданное. Был уже привычный
набор из воен­ных и штатских, носились грузовики с революционны­ми матросами.
Юные лучницы в белых платьях пуска­ли стрелы, играл камерный оркестр, и было
много вся­кого другого, что уже и не вспомнить. Конечный эффект всех концертов
всегда был один - восторг на грани па­нического ужаса. Вероятно это именно то,
чего Курё­хин пытался добиться.

Отношения Боба с Курёхиным совсем разладились, и
он уже не принимал во всём этом участия. И вско­ре он снова отправился в
Америку. Ему предостави­ли право самому выбрать продюсера своего сольного
альбома. И через некоторое время стало известно, что свой выбор он остановил на
Дэйве Стюарте. Группа, только что вкусившая первые плоды профессиональ­ной
работы и которая в тот момент ещё сохраняла при­знаки группы, вышла в
академический отпуск.

Стиллз и Нэш действительно сдержали свое сло­во и
в июне мы все, кроме Вани Воропаева, который был невыездным, должны были лететь
в Монреаль для участия в конгрессе врачей. До последнего момен­та мы не верили,
что это когда-нибудь окажется воз­можным. Мы оформляли документы через Управле­ние
культуры и заполняли по четырнадцать экземпля­ров анкет. Куда они шли в таком
количестве понять было невозможно. Я в первый раз уезжал так надол­го и,
поскольку оставить мать на Алексея было не­льзя, мы сговорились с Андреем, что
он будет приез­жать через день, кормить матушку и оставлять ей еду на два дня.
Больше, чем на два дня было нельзя, так как все мгновенно выедалось Алексеем и
его дружка­ми, с которыми он пьянствовал. Наконец, первого ию­ня мы на десять
дней отправились в Канаду. В аэро­порту Монреаля нас встречал Боб в
сопровождении команды киношников. Нас поселили в общежитии Мак- гиллского
Университета в отдельных комнатах, и мы всем были очень довольны. Но на
следующий день Кенни Шеффер созвал пресс-конференцию и пригла­сил устроителей
концерта. Он спросил их, в каком оте­ле живут «Crosby
Stills & Nash»? Выяснилось,
что в оте­ле «Hilton». На что последовал
вопрос, почему артисты из России живут в общежитии? Всё это снимали на ка­меру
и этот вопрос очень быстро был улажен. На сле­дующий день мы переехали в
пятизвездочный отель «Delta» с
бассейнами и прочим. К нам в гости приехали все наши друзья из Америки -
Найоми, Андрея с Джи- мим, Джуди, Джон-Фред, Уэнди, Андрей Светличный, Игорь
Бутман и, наверное, ещё кто-то. К тому же про­явились наши канадские подруги
Каролина и Джоан­на, с которыми мы познакомились у Славки незадолго до этого.
Мы всюду таскались вместе, и нас постоянно разрывали на части, предлагая нам в
общем-то обы­денные вещи, но тогда казавшиеся нам самыми неве­роятными. Концерт
должен был быть только на третий день, и в первый же вечер мы пошли в блюзовый
клуб на Сен-Дени. Это оказалось совершенно крохотным местом, где на невероятной
громкости играли местные музыканты. Меня совершено поразил звук, он был не
таким, каким я привык слышать его за долгие годы со­прикосновения с
рок-н-роллом в России. Он был аб­солютно не обработанный, барабаны играли
прямым звуком, безо всякой подзвучки, но при этом был иде­альный баланс и
фантастический драйв. У меня пере­вернулись все мои представления, и я не мог
насы­титься игрой музыкантов, которая была безупречна и стилистически точна.
Выяснилось, что это просто хауз бэнд и они играют все вечера, если не удается
кого-ни­будь подписать. На следующий день у нас была репе­тиция в другом клубе,
куда привезли специально арен­дованный бэклайн и барабаны, а Файнштейну привез­ли
конги. Мы не виделись с Бобом месяца два или три, и надо было выстроить
программу выступления. Мы немного порепетировали, и пытались выстроить звук, но
он был категорически другой.

Гаккель В.А.: Аквариум как способ ухода за теннисным кортом . Часть 1.