Авраам Руссо: Дочь вернула меня к жизни

28.04.2012

Эксклюзивный фоторепортаж из Америки, где сейчас живет российский известный певец, которого еще полгода назад было невозможно представить вне сцены, сейчас ведет совершенно иной образ жизни - более скромный, размеренный и спокойный. Минувшей осенью, после покушения на его жизнь, Авраам вместе с супругой Мореллой были вынуждены покинуть Россию. Здесь у Руссо осталось все - любимая работа, поклонники, друзья, квартиры. В Нью-Йорке у супругов началась новая жизнь.

Накануне Нового года после всего пережитого Морелла осчастливила певца рождением дочки. И теперь вся жизнь Авраама подчинена малышке Эмануэлле.

Корреспондент «Жизни» стал первым, кому Руссо дал откровенное интервью и показал фотографии дочурки. - Авраам, расскажи о том, что чувствует молодой отец? - Мне даже трудно описать все эмоции и чувства, которые я пережил, когда Эмануэлла родилась. Прежде чем это счастливое событие случилось, нам с Мореллой пришлось столько всего пережить! Рождение дочки - это самый большой подарок в моей жизни! Я смотрю на этого маленького человечка и понимаю, что это частичка меня. Но немного боюсь своего нового качества. Я боюсь, что сделаю что-то не так и малышке будет больно. Например, мне еще страшно брать ее на руки, потому что мне говорят сначала: возьми ее вот так, потом - нет, ее надо держать по-другому. В итоге я держу ее очень неуверенно и неловко. Для меня очень важно, что Эмануэлла родилась в праздничный период - между католическим Рождеством и Новым годом, это светлое время. - Будете крестить малышку? - Да, это уже решенный вопрос.

Осталось только определиться с крестным отцом: у меня есть несколько вариантов, но я сначала должен проконсультироваться в церкви, может ли, например, католик быть крестным папой. А крестить дочку мы планируем, как это принято, после того, как ей исполнится сорок дней. Забота - Не могу не спросить, на кого похожа малышка? На следующий день после ее рождения ты рассказывал, что волосы у девочки светлые, в маму. - Да, они у нее медового цвета. Мне самому пока трудно понять, на кого она похожа, но все говорят, что на меня. Одно я подметил точно: пальчики на ручках и ножках Эмануэллы - мои. И глаза, по-моему, тоже. А вот пухлые губки дочка унаследовала от Мореллы. - Морелла сама справляется с малышкой или ей в помощь вы наняли нянечку? - Мы никого не приглашали, нам помогает мама жены.

Морелла потихонечку привыкает, но тоже все время боится сделать что-то не так. Если бы не теща, не знаю, как бы мы справились.

Каждые три часа Эмануэллу нужно кормить, регулярно показывать врачу, у нее постоянно выходят какие-то газы (смеется). Я в этом ничего не понимаю. Вчера мы первый раз купали ее в ванночке, до этого только протирали тельце детским полотенцем. Это была смешная история. Мы даже пригласили соседку, опытную маму, чтобы она нам помогла. Дочка немного плакала, и мы решили, что она так же, как и я в детстве, боится воды. Но я хочу, чтобы она выросла здоровой и закаленной девочкой. Меня мама в детстве очень берегла, поэтому я рос немного болезненным ребенком. А мы с Эмануэллой уже каждый день гуляем на улице. Пусть привыкает. - Кстати, о маме. Послал ей фотографию внучки? - К счастью, этого делать не пришлось, потому что перед Новым годом мама прилетела к нам. Ей в России сделали операцию на глаза, и только после этого она смогла приехать в Америку. Так что мама была одной из первых, кто увидел внучку.

Когда она впервые взглянула на малышку, то растрогалась до слез. - Новый год встречал в семейном кругу или все-таки по старой привычке на сцене? - Первые десять минут Нового года я провел с семьей, а потом поехал на концерт. В эту ночь у меня было два выступления в ночных клубах. Конечно, публика была русской, но меня принимали с такой теплотой и любовью. Для меня это было очень приятно. Тем более что на сцене я еще пока чувствую себя не так уверенно, как раньше. Хотя я уже начал ходить самостоятельно, без трости, но танцевать и двигаться, как прежде, пока не в состоянии. Но надеюсь, что с Божьей помощью я буду поправляться еще быстрее.

Здоровье, пожалуй, сейчас главное, что тебя беспокоит. Каковы прогнозы врачей и когда ты сможешь вернуться к полноценной жизни? - Доктора утверждают, что этот процесс может занять от нескольких месяцев до года. У меня же последняя операция была очень серьезной - мне пересаживали нерв. После этого вмешательства я мог засыпать только после обезболивающих таблеток. Но вот уже несколько дней я обхожусь без них. Начал не только ходить, но и водить машину. Несколько дней назад я купил здесь автомобиль. Правда, мне пришлось здесь по-новому сдавать на права, а в Америке это очень серьезный процесс. Так что потихонечку вроде все налаживается. Думаю, что через некоторое время смогу отправиться в небольшой тур по Америке, потому что предложения о выступлениях мне поступают нередко. - Голос у тебя по-прежнему печальный. Несмотря на то что случившееся позади и ты с семьей в безопасности, тебя что-то тревожит? - Разве такое можно быстро забыть? Но в моральном плане мне уже намного легче. Клянусь, меня больше беспокоит не то, что на мою жизнь покушались, а поведение людей, которых я считал друзьями и которых искренне любил. Я на собственном опыте убедился, что такое предательство пережить очень трудно. Когда у человека есть деньги, популярность, статус, вокруг него очень много друзей, но как только происходит несчастье, они просто забывают о нем. Они перестали мне звонить, а некоторые вообще повели себя очень некрасиво. Но я справлюсь и с этим. У меня после всего изменились взгляды на жизнь, и сам я очень изменился. Теперь я знаю точно, что больше не прислушаюсь ни к одному совету и буду жить так, как говорит мне сердце. Поверь, я не жалуюсь и не плачу, просто говорю о жизненных ситуациях. Например, перед покушением я отдал в ремонт дорогие часы, но мне их так и не вернули. Незадолго до несчастья я собирался купить еще одну квартиру в Москве и отдал людям задаток - очень большую сумму. Квартиру я в итоге так и не купил и денег своих больше не увидел.

Только теперь я понимаю, что сам слишком доверчиво относился к людям. Но теперь все будет по-другому. Я не собираюсь никому мстить, ни с кем сводить счеты, просто вычеркну многих из своей жизни. - Но не все же вокруг оказались Иудами, наверняка остались и те, кто сохранил свое отношение к тебе? - Безусловно, но таких людей очень мало. Конечно, остались друзья, с которыми я дружу еще с тех пор, когда не жил в России. Они звонят, справляются о здоровье, предлагают помощь. А вот из коллег-артистов, за исключением Кати Лель, мне в Америку никто ни разу не позвонил.

Но я не обижаюсь, у меня здесь своя жизнь, у них там - своя. Тех, с кем я сейчас общаюсь, единицы. Жена - Когда ты был между жизнью и смертью, мысли о том, что Морелла после всех переживаний может потерять ребенка, беспокоили? - Да, но я старался этого не показывать. Я все время думал о жене и о нашей будущей дочке. С ними могло случиться все что угодно. Даже если бы она просто упала, уже были бы страшные последствия. Я видел, как Морелла переживала. Она была первым человеком, кто был готов стоять за меня до конца, она не испугалась ни на минуту. В этой тяжелейшей ситуации я убедился, что моя жена - самый преданный и любящий человек в жизни. Она стойко и мужественно переживала все, поддерживала меня во всем. Я ей очень благодарен, когда она на последнем месяце беременности одна прилетела из Нью-Йорка в Москву, чтобы уладить мои дела. Нужно было завершить процесс по продаже моего офиса и забрать какие-то мои вещи. Вообще, в этот период мне было очень тяжело смотреть на Мореллу. Она была такой чувствительной! Ее любой пустяк мог довести до слез. Помню, как в ноябре ко мне приехали телевизионщики с русскоязычного канала, чтобы записать со мной интервью. Мореллы в этот момент дома не было. Потом, когда она смотрела запись, так сильно плакала. Я не знал, как ее утешить.

Единственное, мне неудобно перед женой за то, что еще ничего не подарил ей после рождения дочери. Но я обязательно исправлюсь, я уже договорился с людьми и преподнесу ей украшения, какие она любит. - О возвращении в Россию подумываешь? Когда тебя ждать в Москве? - Точно сказать не могу, но планы есть, не в ближайшее время, конечно. Во-первых, дочка еще совсем маленькая и год Морелла никуда из Америки не уедет. Во-вторых, мне еще нужно обдумать свое возвращение. Может быть, я приеду в Россию в середине года. Сначала я хочу записать песню о своем душевном состоянии, о переживаниях и мыслях и только потом вернуться на сцену. Конечно, мне очень не хватает российской сцены, русских поклонников. Я здесь выступаю, но это не идет ни в какое сравнение с теми гастролями, какие у меня были в России. - В Нью-Йорке, помимо концертов, чем зарабатываешь на жизнь? - Вот только на днях встречался с людьми, русскими бизнесменами, здесь. Они попросили меня помогать им организовывать концерты российских звезд в Америке. А так как у меня остались контакты, я могу это делать. Мы вместе планируем открыть продюсерский центр.

Вот сейчас организуем концерт Ираклия. Еще в планах создать общество по авторским правам наших артистов за рубежом. Потому что они совсем не защищены. Например, в той же Америке русские скачивают на мобильный телефон песни наших артистов, а никаких отчислений не делают. Есть и другие планы, через месяц-другой поеду в тур по Америке. В общем, сидеть сложа руки я не собираюсь. У меня большая семья, которую надо содержать.

                   

ter-a.com.ua